Г. МАЛЕР - СИМФОНИЯ № 9 - ТРЕЙЛЕР


видео урока Эмили Бейнон, первой флейты оркестра Концертгибау, Нидерланды

shadow-ornament

shadow-ornament
ноты для флейты

Мнения других педагогов

Видео урок первой флейты симфонического оркестра Би-Би-Си Майкла Кокса. Оркестровые трудности для флейты Малер: Симфония №9

Видео урок первой флейты Лондонского Симфонического оркестра Гаретта Дэвиса. Оркестровые трудности для флейты Малер: Симфония №9

Похожие видео уроки

Видео урок первой флейты симфонического оркестра Би-Би-Си Майкла Кокса. Оркестровые трудности для флейты Малер: Песня о Земле

Рекомендуемые видео уроки


Оформить подписку и смотреть ПОЛНОСТЬЮ видео урок с русскими субтитрами

Эмили Бейнон, первой флейты симфонического оркестра Концертгибау, Нидерланды

Оркестровые трудности для флейты в произведении: Г. Малер, Симфония N 9

Нажмите на стрелку под видео и слушайте аудиозапись Лондонского Симфонического Оркестра

Состав оркестра: 4 флейты, флейта-пикколо, 3 гобоя, английский рожок, 3 кларнета, кларнет-пикколо, бас-кларнет, 3 фагота, контрафагот, 4 валторны, 3 трубы, 3 тромбона, туба, 2 литавры, треугольник, малый барабан, тарелки, большой барабан, тамтам, колокольчики, 3 низких колокола, 2 арфы, струнные.

Информация: Первая часть отличается удивительным единством. Кажется, что напи­сана она на одном дыхании. Здесь нет противопоставления контраст­ных образов, как в предшествующих симфониях. Одно настроение естественно и незаметно переходит в другое, обрисовывая эмоциональные грани анданте.

Музыкальное становление происходит волнами: пер­вая, поначалу словно скованная, застывшая, постепенно разрастается, приводя к лирической кульминации. Но это не светлая открытая лирика более ранних симфоний, а словно ущемленная, с прорывающейся тос­кой, затаенным страданием. Следующий раздел — мучительный по­рыв к свету, счастью; появляются фанфарные мотивы как символы борь­бы, преодоления. (Форма части — сложный синтез сонатных, вариационных и песенных трехчастных черт.)

Третья волна с мерными мрачными ударами ли­тавр привносит траурные черты. Новые разделы части наступают слов­но накатывающиеся волны. Оркестровая ткань, поначалу состоящая из тончайших нитей — мелодических голосов, сплетающихся в прихот­ливых полифонических узорах, перерастает в мощные, напряженные tutti. Заканчивается часть умиротворенными звучаниями, заставляю­щими вспомнить призрачный до мажор заключительных страниц «Пес­ни о Земле».

Вторая часть — еще один и, быть может, самый сильный и горький малеровский гротеск. Как и раньше, начиная со второй части Первой сим­фонии, композитор использует ритмоинтонации лендлера. Но если в ран­них симфониях с их помощью Малер создавал и патриархальные, и идил­лические, часто стилизованные образы, то здесь, в «белой», бескрасочной тональности — до мажоре — возникает ощущение ограниченности, даже тупости, страшной в своей самоуверенности и прямолинейности.

Такое впечатление достигается нарочито простой, примитивной мелодией, бес­конечными повторами одних и тех же попевок, утомительными «алогич­ными» акцентами — сфорцандо, комическими приемами оркестровки — с чинными оборотами четырех кларнетов, зычным нарочито неуклюжим звучанием скрипичного баска (нижней струны), забавными аккордами вал­торн с форшлагами. Второй материал использует вальсовые ритмы. В его блуждающих интонациях — также гротескное преувеличение. Третий образ — снова лендлер — напоминает наивно-простодушные, порою гру­боватые образы аналогичных разделов ранних симфонических циклов. Краткая кода привносит трагическое ощущение, подчеркивая мрачные стороны ранее звучавших мотивов.

Третья часть имеет подзаголовок — Рондо. Бурлеска. Сейчас мы определяем значение слова бурлеска как преувеличенно-комическое изображение чего-либо. Малер придавал ему иное значение: согласно учению о комическом Жан-Поля, писателя, оказавшего огромное влияние на формирование миросозерцания и эстетических взглядов композитора, бурлеска — шутка с оттенком цинизма. И, по-видимо­му, далеко не случайно дал Малер такое определение урбанистическо­му разделу, передающему лихорадочную жизнь большого города.

 

Читать дальше +

Эта музыка производит поистине страшное впечатление. Страшное — ибо то и дело слышатся интонации прежних произведений Малера — по­бедного марша из первой части Третьей симфонии, начала второй час­ти и скерцо Пятой симфонии и др. мелодий народного характера; но бывшие там героическими или патетическими, драматическими или радостными, здесь все они теряют лицо, искажаются в фантасмагори­ческом смешении, подчиненные общему бездушному движению.

Та­ков рефрен рондо. Он полифоничен, но полифония его, в отличие от трепетного полимелодизма первой части, производит впечатление фор­мальной: сухо, аэмоционально вступают непрерывно имитирующие друг друга голоса. По своей антигуманистичности, механистичности, «невсамделишности» он кажется предвестником «эпизода нашествия» Седьмой симфонии Шостаковича. Это впечатление усиливает новый фрагмент части — зловеще-веселый маршик.

Следующий эпизод рон­до — лирико-пасторальный. Он напоминает третью часть Третьей сим­фонии с ее широким распевом, соло почтового рожка. Однако и светлая пасторальная тема подвергается искажению; начинается борьба в стремлении удержать, сохранить то положительное, то прекрасное, что воплощает собой спокойное пение. Неожиданно, словно грубо от­страняя этот эпизод, врывается музыка рефрена. Диким, неистовым вихрем заканчивается рондо.

Финал — адажио — высочайшая вершина малеровского творчества, потрясающая проникновенностью и глубиной музыки.

Финал начинается беспредельной, бесконечно разворачивающейся томитель­но прекрасной мелодией, гибко дышащей в теплом тембре низкого ре­гистра скрипок и выразительном пении валторн (первоначальное из­ ложение), производящей впечатление глубоко личного высказывания, повествования о самом дорогом, затаенном. Второй образ — чистая, возвышенная, чуть холодноватая, словно отрешенная от всего земно­го, мелодия высоких скрипок, сопровождаемая скупыми мелодически­ми линиями в низком регистре — более объективный, предвещающий лирику медленных частей симфоний Шостаковича. На сопоставлении этих двух образов и строится часть. Экстатичные моменты сменяются в ней возвышенно-торжественными. Появляется эпизод, сходный по настроению с финалом «Песни о Земле». Заключение симфонии иста­ивает в хрупких, еле слышных звучаниях.

Дата сочинения: 1909-1910 год

Первое представление: 26 июня 1912 года с Венским филармоническим оркестром под управлением Bruno Walter


Интервью

первой флейты симфонического оркестра Концертгибау (Голландия) Эмили Бейнон:

"Во Франции у меня были уроки флейты один раз в две недели и все. Поэтому я занималась по 6 часов в день. В Лондоне, в Королевской Академии все было по-другому. там я была в каждом юношеском оркестре, играла огромное количество камерной музыки, давала частные уроки, и ходила на лекции.

Разница была колоссальная. Но сейчас я вижу, что Париж был дан мне как шанс консолидировать все, что я узнал за 4 года в Королевской Академии Музыки. У меня реально появилось время для себя, для того чтобы проанализировать то, о чем не было времени даже подумать.

Но было и много похожего. Например, формат уроков в виде мастер-классов в Париже был таким же, какой Вильям Беннетт  ввел в Лондоне, в Королевской Академии, ..."Читать дальше ->

shadow-ornament

Видео уроки на нашем сайте

представляют собой учебник оркестровых трудностей Для Флейты. На сайте представлены видео уроки первых флейтистов симфонических оркестров и оркестров оперных театров Европы.

Название видео уроков

полностью совпадает со списком оркестровых трудностей для флейты, который существует в Европе для прослушивания в оркестр. Сайт может быть полезен не только студентам , но и профессиональным музыкантам для разучивания нового оркестрового репертуара.

 

мастер класс флейта

Денис Лупачев, первая флейта оркестра Мариинского театра, Санкт-Петербург


мастер класс флейта

Майкл Кокс, первая флейта симфонического оркестра Би-Би-Си, Лондон

мастер класс флейта

Гаретт Дэвис, первая флейта Лондонского Симфонического оркестра (LSO)