Ольга Ивушейкова,


               преподаватель флейты в московской Консерватории и специальной музыкальной школе им. Гнесиных


Кто из ваших педагогов повлиял на вас в профессиональном плане больше всего?

— Так сложилось, что в моей жизни было много учителей. Первым своим учителем я считаю известного московского музыканта В. А. Березовского, который готовил меня к поступлению в Гнесинскую школу-десятилетку. Будучи по образованию трубачом, Вадим Абрамович помимо сольфеджио в течение первого года занимался со мной на блок-флейте.

В школе моими педагогами были М. И. Каширский (профессор Академии имени Гнесиных ) и А. В. Корнеев (профессор Московской консерватории имени П. И Чайковского). Став лауреатом Всероссийского и затем Всесоюзного конкурса исполнителей на деревянных духовых инструментах, я была выбрана для участия в международном конкурсе флейтистов в Схевенингене (Scheveningen), Голландия.

Интуитивно я понимала: знаний и профессиональных умений, которые давались нам в школе, недостаточно. Мне посоветовали взять уроки у Л. И. Мироновича (в то время он был солистом Всесоюзного государственного симфонического оркестра кинематографии). Именно он познакомил меня с принципами французской флейтовой школы, дал представление о дыхании, опоре, об игре на диафрагме. К сожалению, наше общение продлилось не так долго: через шесть месяцев Леонид Игоревич уехал работать в США.

Однако эти занятия принесли большую пользу, что отразилось и на результатах конкурса в Схевенингене: я прошла на второй тур под вторым номером (у меня даже сохранилась газета, где писали об этом). На третий тур я уже не попала: победителями стали известные теперь на весь мир Эммануэль Паю и Жак Зун. Я получила специальный приз за яркое индивидуальное исполнение — этот приз дал мне возможность накупить подарков!

Прошлым летом в Нидерландах, где я была на флейтовом фестивале со своими учениками, ко мне подошла женщина и сказала: “А я вас помню — мы с вами в 1988 году вместе играли на конкурсе!”  Я ее вспомнить не смогла, но было очень приятно!

Окончив школу, я поступила в Московскую консерваторию, в класс профессора Ю. Н. Должикова. Во время моей учебы, в начале 90-х, для российских студентов уже открылась возможность посещать мастер-классы в Европе, чем я, конечно же, воспользовалась: была в Австрии, в Германии. Главным моим учителем на тот момент стал профессор Андраш Адорьян (András Adorján), датский флейтист венгерского происхождения.

Особое место в моем музыкальном «воспитании» занял композитор Эдисон Денисов, который, по существу, ввел меня в мир Новой музыки. Он провел со мной несколько уроков, работая над подготовкой к исполнению своего концерта для флейты с оркестром, с которым я затем выступила на его авторском вечере в Большом зале Консерватории.

 Концерт для флейты с оркестром Эдисона Денисова


Расскажите, пожалуйста, как у вас появилась барочная флейта и как возник новый факультет в Московской консерватории?

— Как появилась барочная флейта? Все началось здесь, в Москве. Среди студентов консерватории росло увлечение барочной музыкой. Мы искали диски с записями западных исполнителей, добывали какие-то подержанные инструменты, узнавали аппликатуру, копировали чью-то игру… Сами стали выступать и получили какую-то известность.

Нас, молодежь, поддержали пианист Алексей Любимов и виолончелистка Наталья Гутман. (Их я тоже считаю своими учителями.) Все вместе мы пришли к ректору Московской консерватории с идеей создать факультет старинной музыки: во многих консерваториях мира есть такие факультеты, и мы понимали, что в Москве он необходим.

В 1997 году Факультет исторического и современного исполнительского искусства (ФИСИИ) был открыт, и А. Б. Любимов стал его деканом.

Поначалу нам часто приходилось слышать, что аутентичное исполнение — это непрофессиональное исполнение, что на ФИСИИ идут те студенты, которым просто не под силу играть «нормальную» музыку… Постепенно отношение менялось, люди начинали понимать, что исполнительство в исторической манере — это прежде всего серьезная исследовательская работа, а реализация ее в звуке требует от музыканта высочайшего уровня владения инструментом. Ведь не просто так историческое исполнительство получило распространение по всему миру.

Сейчас и в нашей стране к нему начали относиться с уважением. Аутентизм становится привычным, многие оркестры исполняют старинную музыку в соответствии с принципами барочного исполнительства.

Но начав преподавать на новом факультете, я понимала, что мне еще очень и очень многому нужно научиться самой. Мне рассказали, что существует стипендия Немецкой службы Академических обменов (DAAD), но ее сложно получить. Я решилась: заполнила невероятное количество бумаг, формуляров и послала свою запись на барочной флейте. Меня приняли — но в тот же момент я узнала, что жду ребенка. Начало обучения перенесли, и когда моему Ваньке исполнилось полгода, мы с мужем и сыном отправилась учиться в Лейпцигскую высшую школу музыки и театра имени Ф. Мендельсона-Бартольди.

За время нашего пребывания в Германии муж  в совершенстве выучил немецкий, а я, успешно сыграв экзамен за первый год, получила стипендию еще на год. В Германии у меня был замечательный педагог — Бенедек Чалог (Benedek Csalog), по происхождению венгр, ученик Бартольда Кёйкена (Barthold Kuijken). Он смог в  буквальном смысле слова разложить для меня всю технику «по полочкам». Там же, в Лейпциге, преподавала Ирмела Бослер (Irmela Boßler) — к ней я ходила просто слушать ее уроки. Факультет барочной флейты возглавлял англичанин Николас Парле (Nicholas Parle), который занимался с нами камерным ансамблем, клавесином и бассо континуо.

Для студентов постоянно проводили мастер классы, на которые приглашались не только известные исполнители-духовики, но и скрипачи, такие как Сигизвальд Кёйкен (Sigiswald Kuijken).

По возвращении из Германии я продолжила работу в Московской консерватории. На нашем факультете обучение ведется параллельно на барочных и современных инструментах (это относится ко всем специальностям). Я преподаю одним и тем же студентам и барочную, и современную флейту и считаю, что это очень хорошо, таким образом они получают полноценное образование.

Нашему факультету уже больше пятнадцати лет, сложились свои традиции. Одна из таких традиций — приглашение педагогов из Европы для проведения мастер-классов; консерватория дает нам эту возможность — и мы ее активно используем.

Если говорить о педагогах, которых мы приглашаем, то прежде всего хочется сказать о профессоре Базельской консерватории Феликсе Ренгли (Felix Renggli). Он часто приезжает в Москву, проводит мастер-классы.  Мы вместе играем концерты и приглашаем друг друга для участия в различных музыкальных мероприятиях.

Расскажите, пожалуйста, как вы относитесь к конкурсам, и какими качествами должен обладать музыкант, чтобы вы его заметили?

 

Я часто сижу в жюри музыкальных конкурсов. Когда перед нами ребенок, то, наверное, даже проще определить музыкант он или нет. Можно простить какие-то технические ошибки, когда видишь в нем личность, видишь, что он действительно может что-то сказать, интерпретируя произведение – вот это и есть задача члена жюри – увидеть именно это, даже если его от дрессировали родители и педагог - интеллект видно всегда.

 

В прошлом году я была членом жюри на детском телевизионном музыкальном конкурсе “Щелкунчик” в Москве. Это довольно сложная задача определить кто же из детей лучше. На первом туре выступают дети с высоким исполнительским уровнем, потому что их уже отобрали по видеозаписям.

И поскольку все духовые специальности соревнуются вместе, мы должны сравнивать их между собою. Члены жюри могут не вполне понимать технические сложности того или иного инструмента, если они профессиональные исполнители на каком-то одном инструменте. (И иногда ты не вполне понимаешь технические  сложности инструмента, на котором не играешь.) Поэтому приходится опираться на свой музыкальный опыт и ставить высокие баллы тем детям, которые показали наибольшую музыкальную зрелость.

Я могу не заметить какие-то технические погрешности, но я могу сказать про интонацию, про выразительность, про музыкальность. А как не хочется кого–то обидеть!

Все-таки я считаю, что “Щелкунчик” – это жестоко. Своего собственного ребенка я бы не отправила на этот конкурс.

-В этом году я работала в жюри международного конкурса Nicolet в Китае. Там были сложности с выбором уже между взрослыми флейтистами. Уровень первого тура был достаточно высоким. Участники были отобраны по видео записям, их было очень много, около 70 человек! Мы слушали три дня, и на третий день было очень трудно сравнивать последнего с первым. В первый день, когда начинается конкурс, оценивая конкурсантов, можно опираться на какие-то определенные критерии.  А потом уже начинаешь просто сравнивать. Но взрослым флейтистам легче обмануть членов жюри. Ведь они уже профессионалы. Они могут за хорошей игрой скрыть то, что они плохо понимают.

А ведь конкурс – это такая вещь, что даже если ты что-то понимаешь, то это еще нужно донести до жюри. А тут еще волнение! Но все равно везде присутствуют общеизвестные критерии, такие как текст, интонация, привлекательный звук. Не просто звук, а запоминающийся звук. Не просто хороший флейтист, а индивидуальность.

Вот с индивидуальностью все очень сложно, поэтому быстро всех забываешь. На конкурсе было много корейских, китайских флейтистов. И все они технически были практически безупречны. А вот чтобы было интересно – этого как-то не случилось. Остальные члены жюри это тоже отметили. На этом конкурсе выступала моя студентка Анна Кондрашина и имела успех благодаря своей индивидуальной манере игры на флейте. И хотя она ошибалась (у нас в России если ты ошибся, то все, конец!), но получила третью премию.

 

Расскажите, пожалуйста, о последних событиях и ближайших планах?

 

— Флейтовая жизнь сейчас довольно насыщенная. В начале октября к нам на мастер-класс приезжали флейтисты из Швейцарии — Сабина и Томас Кайпайнен (Sabina, Tuomas Kaypaynen). Они занимались с учениками МССМШ имени Гнесиных барочной флейтой и блок флейтой. Записи можно послушать на сайте школы: http://www.gnesinka.com/index.php/ru/vid/item/3652-master-klass-sabiny-i-tuomasa-kajpajnen-chast-1

В конце октября в Германии проходил Конкурс для флейты имени Фредерика Кулау. Я была членом жюри, а также подготовила к выступлению студентку  второго курса консерватории Дашу Дягилеву, которая выступила в категории «камерный ансамбль» в дуэте с пианистом Николаем Мартыновым и была отмечена специальным призом.

В конце ноября я ездила с мастер-классами и концертами в Оренбургскую область (города Новотроицк и Орск). До места от аэропорта пришлось добираться более трех часов на автомобиле сквозь метель при практически нулевой видимости...

(https://www.facebook.com/olga.ivusheikova/videos/10153403821018152/?theater)

Но такие поездки для меня особенно важны и ценны. Мне интересно самой организовывать мастер-классы для студентов и школьников. Разумеется, это отнимает много сил и времени, но дает столько положительной энергии и вдохновения от встреч с необыкновенно талантливыми людьми, что останавливаться не хочется

В середине октября прошли мастер классы по камерному ансамблю Кордулы Хаки из Германии. Кордула пианистка, но свою музыкальную деятельность начинала с флейты и эта связь с флейтой продолжается в работе в журнале “Floete Aktuell” флейтового сообщества Германии. Кордула инициатор многих музыкальных проектов и я всегда буду рада в них участвовать.

Впереди много концертов, а в декабре я приглашаю всех в Московскую Консерваторию на традиционный концерт моего класса.

Выступление Ольги Ивушейковой в Большом зале Московской Консерватории

Редакция сайта выражает благодарность Александру Живицкому за все фотографии, использованные в Интервью и Марине Насоновой за помощь в редактировании текста.


Интервью

Первая флейта оркестра Мариинского театра Денис Лупачев:

" Надо ориентироваться не на престижность музыкального заведения, а на педагога, который с тобой будет заниматься. Потому что бывает индивидуальная совместимость, а бывает индивидуальная несовместимость. Например, у проф. Адорьяна на среднем уровне вообще не имело смысла заниматься, потому что ему это было не интересно..." Читать дальше>>>>


Солист оркестра Большого театра России Николай Попов:

"На мой взгляд удача— очень важный момент в творчестве и в исполнительстве. Есть вещи, которыми руководят силы, нам неподвластные, увы... Но, из того, что нам подвластно, прежде всего, мне думается — это анализ. В исполнении любого произведения надо понимать и чувствовать его стиль. Ощущение стиля, знание истории и составляют культуру человека. Надо стараться быть аналитиком, сравнивать произведения между собой, интересоваться биографическими фактами из жизни композиторов." Читать дальше>>>>


Первая флейта оркестра театра оперы и балета г.Новосибирска Татьяна Янковская:

"Запомнились концерты прошлого лета Open-air – летним вечером на площади пред театром исполнялись всем известные поп и рок музыка в качественном звучании симфонического оркестра. Запомнились концерты, где мы исполняли "Военный Реквием" Бриттена, “Месса” Бернстайна, произведения Аарона Копленда, Четвертую Симфонию Гласса. Большое место в моей жизни занимают концерты камерной музыки артистов нашего оркестра. Цикл камерных концертов в фойе театра “ Музыка для нас” проходят в необычных форматах, что позволяет  раскрыть весь творческий потенциал оркестрантов и способствует, конечно же нашему совершенствованию." Читать дальше >>>>

Первые флейтисты ведущих европейских оркестров представляют

Наши видео уроки 

представляют собой учебник оркестровых трудностей для Флейты. На сайте представлены видео уроки первых флейтистов симфонических оркестров и оркестров оперных театров Европы.

Название видео уроков

полностью совпадает со списком оркестровых трудностей для флейты, который существует в Европе для прослушивания в оркестр. Сайт может быть полезен не только студентам , но и профессиональным музыкантам для разучивания нового оркестрового репертуара

видео уроки флейта

Майкл Кокс, первая флейта симфонического оркестра Би-Би-Си, Лондон

видео уроки флейта

Гаретт Дэвис, первая флейта Лондонского Симфонического оркестра (LSO)


видео уроки флейта

Лорна МакГни, первая флейта симфонического оркестра Питсбурга, Канада

видео уроки флейта

Денис Лупачев, первая флейта оркестра Мариинского театра, Санкт-Петербург

видео уроки флейта

Джим Уолкер, экс первая флейта филармонического оркестра Лос-Анджелеса


Информация о международных конкурсах для флейты