Выбрать страницу

Гармония — источник всего!

Также читайте:

Майкл, ведь у вас широкий динамический диапазон, который позволяет Вам  иметь огромную цветовую палитру, выраженную через звук. В какой момент вы поняли, что это правильный путь? Это было осознанное решение?

Весь мой интерес к динамическому диапазону начался в тот момент, когда я понял, что зря играю на флейте! Вас это может удивить, но когда я был в колледже, я занимался на фортепиано больше, чем на флейте. Мне многое пришлось догонять, ведь я начал играть на фортепиано с момента поступления в музыкальное училище. Я так и не догнал, но все же …

У меня было какое-то нетерпение с флейтой. Я чувствовал, что как инструмент она очень красивая, но ограниченная. И еще я обнаружил, что я раб гармонии.

Мне часто приходится видеть то, что меня гармония питает, а другие флейтисты этого не понимают.

А что касается мелодического интереса, то я часто думаю, что флейтисты стараются показать мелодический интерес очарованием мелодией. Это по-своему прекрасно и необходимо, но не даёт силы гармоническому событию. Ведь мелодический интерес — это лишь часть нашего инструмента. Я всё чаще это понимаю.

Когда я был молодым флейтистом, я хотел быть глубоким, значимым, серьезным и пытался изменить мир. И только позднее я стал лучше понимать, насколько важно очарование в музыке. Ну, как и все остальные серьезные вещи.

Надеюсь, если вы находитесь на этой же дороге и дошли до этого этапа, то у вас есть динамический диапазон, а также цвет и гибкость. Для меня очень важно обьяснить, откуда это вышло. А вышло это из моего нетерпения с моим инструментом.

ВЫ ИМЕЕТЕ В ВИДУ ВАШ ЛИЧНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ИЛИ ФЛЕЙТУ В ЦЕЛОМ?

Флейту в целом. Я думаю, что струнные инструменты или, например, кларнет, имеют массовый динамический диапазон. А мой собственный инструмент —  нет. Это было до того как я начал играть на флейте Louise Lot .

На самом деле всё началось когда я начал работать с такими действительно замечательными флейтистами как Джонатан Сноуден и Вильям Беннетт. Всё, что я могу вспомнить, так это то, что когда услышал эту удивительную стену звука, я подумал: «О Боже мой, как это здорово!»  У меня самого ничего такого не было.

Я хочу поговорить о том, что студентам-флейтистам необходимо расставлять приоритеты. Истории известно, что пару веков назад музыканты часто параллельно играли на многих инструментах. Но они никогда не специализировались и не совершенствовались на каком-то одном. Для них важно было стать музыкантом, а не виртуозом. Главное было — о чём говорит музыка.

Из истории известно об ученичестве. Музыкантов, которые в молодом возрасте выделялись талантом, невероятно рано поручали наставнику. Наверное, в возрасте 14 или 15 лет. Существует книга Gerrard Jackson, который был первым флейтистом в Лондонском филармоническом оркестре, под названием “Первая флейта”.

Её сейчас нет в магазинах, но я читал её. Этот парень работал с 12 лет! Он начал играть в кинотеатрах с оркестрами и прошел путь наверх. Он был из небогатой семьи, как и многие оркестровые музыканты того времени. Он забирался вверх по лестнице из ученичества.

Многие теперь в состоянии играть невероятно хорошо, виртуозно, с артикуляцией и так далее и тому подобное. Но я думаю, что этого не достаточно.

Итак, это великая вещь – понимать, о чем говорит музыка. Многие теперь в состоянии играть невероятно хорошо и виртуозно, с артикуляцией и так далее и тому подобное. Но я думаю, что этого не достаточно. Я недавно давал уроки тому, кто является признанным флейтистом и дает сольные концерты в самых лучших залах по всему миру. Но он не имеет понятия о гармонии. Так что я давал уроки гармонии. Серьезно!

Так что многие люди просто упускают некоторые из действительно важных строительных блоков как музыкант, а не как флейтист. Мне хотелось бы предложить удерживать баланс как в жизни так и в искусстве в целом. Такие вещи как философия, литература могут иметь для вас точку отсчета.

ВЫ ВСЕГДА МНОГО ЧИТАЛИ?

Да, я всегда много читал. У меня всегда был широкий круг интересов, начиная от классической греческой литературы  до современных писателей. Если бы я что-то мог действительно изменить, то я бы рекомендовал читать книги, которые были опробованы и испытаны временем. Ведь большая часть произведений искусства, которые выдержали испытание временем, обладают, как запертым в них ДНК, человеческим опытом.

В этих книга много глубоких вещей к которым можно получить доступ и напитаться. Это своеобразная призма цивилизации и мы учимся как быть человеком.

Ведь большая часть произведений искусства, которые выдержали испытание временем, обладают, как запертым в них ДНК, человеческим опытом.

И КАК ЖЕ МЫ ДОЛЖНЫ ПЕРЕДАТЬ ЭТО ЧЕРЕЗ ИНСТРУМЕНТ?

Вот это самое сложное [смеется]. У меня были студенты, которые могли играть только если были счастливы. И те, которые могли играть только если были несчастны. Так что я думаю это как у актеров. Вы всегда должны иметь чувства и быть чувствительными ко всему. Тогда вы всё воспринимаете и действительно «пробуете» всё это. Тогда вы будете в состоянии создать палитру. Конечно, можно сойти с ума, но … Добро пожаловать в мой мир! Но я думаю, мы можем так сказать о многих артистах!

ВЫ РЕКОМЕНДОВАЛИ БЫ ПОСЕЩАТЬ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ГАЛЕРЕИ, КОНЦЕРТЫ, ТЕАТРЫ И Т.Д. ?

Совершенно верно. Потому что там все представлено в очень доступном виде. Там можно увидеть что-то очень сокровенное или наоборот, слишком гротескное. Это общественное представление. Конечно, музыка очень отличается. Но здесь не так много различий, как многие думают. В конце концов, это тоже передача информации. Только музыкальная пьеса представляет собой структурированную информацию. И тем же самым путем вы можете быть доставлены в совершенно другое место, в другую реальность.

Артисты должны иметь очень тонкую ауру, чтобы все чувствовать

Я думаю, что артисты должны иметь очень тонкую ауру, чтобы чувствовать все эти вещи. Студенты слишком много проводят времени на занятиях в своих комнатах и сосредоточиваются на технике. Конечно, вы должны делать это в какой-то момент, но это может быть слишком! Восемь часов занятий может быть хорошо, если это то, что нужно вам в данный момент в вашей жизни. Но только если это не выведет вас из игры.

Люди недостаточно экспериментируют с психологией в музыке

Мне кажется, что студенты должны брать отрывки мелодий и играть их с разным подходом. Вот если бы я был счастливым или злым, как бы это звучало? Может быть, не главные мелодии, но определенно мелодии из нашего репертуара. Быть актером и действовать как они, я думаю, что люди недостаточно экспериментируют с психологией в музыке. Если вы глубоко настроены на то, что музыка должна сказать, это часто сложно выразить словами, потому что музыка — это своего рода собственный язык.

Подумайте, что же на самом деле Мендельсон имел в виду? Это была просто шутка!

О чем же музыка пытается вам рассказать? Когда люди играют флейтовое соло из произведения Мендельсона “Сон в летнюю ночь”, часто доминирует само “дело”. То есть артикуляция, дыхание и т.д. Подумайте, что же на самом деле Мендельсон имел в виду? Это была просто шутка!

Конечно, не каждое музыкальное произведение несет в себе глубокий смысл. Тем не менее, я всегда говорю, что чем лучше музыкальное произведение, тем лучше можно понять его музыкальный язык. Часто, если это представлено правильно, то музыка сама по себе говорит лучше, чем если бы вы навязывали ей свои мысли. Но если музыка менее значимая и материал не такой хороший, то концерт все равно может быть потрясающим. Здесь исполнители должны взять на себя ответственность за материал, а иногда даже пародировать его, чтобы это сработало!

Но, опять же, все сводится к вопросу. Есть ли у меня возможность сделать это? Могу ли я почувствовать все это? Знаю ли я, где это сделать и знаю ли я, как это сделать?

Например, сегодня я аккомпанировал одному из моих учеников в соло “Дафнис”. Это действительно легко, потому что это просто два аккорда в течение длительного периода времени. И тут вы действительно понимаете важность того, что изменение происходит.

Все занимаются мелодией настолько много, что не знают аккомпанемента. Когда соло идет pianissimo вверх к ноте Ре в конце, то это первое место, где нота в басу меняется. И она перестает быть главной долей. Вы должны знать это и показать. Это такой уровень, на котором находятся только несколько человек.

Еще один небольшой пример из Моцарта. Концерта Соль -мажор в середине второй темы, в тактах 65 и 66. Сколько людей на самом деле знает, что там происходит с гармонией?

Вы в основном на доминанте педальной Ля. Присоединяются два гобоя, спускаются вниз в терциях. И все ожидают, что гармония вернется в Ре-мажор, но она не только идет в Си-минор, но, на самом деле, идет к доминанте Си-минора. Таким образом, от Ля-мажорного аккорда вы идете к Ля-диезу. Это доминант- септаккорд в совершенно другой тональности!

Флейтисты обычно берут дыхание в 66 такте, между первой и второй четвертью. Но придает ли это значение этому удивительному изменению гармонии?

Я много лет работаю в Симфоническом оркестре Би-Би-Си и в оркестре Лондонская Симфониетта с действительно отличными современными композиторами.

И я могу сказать, что хорошие композиторы все продумывают. Они думают о каждой ноте, каждой доле в такте, о длине каждой ноты. Эти парни действительно думают и у них нет ничего случайного.
Поэтому я хотел бы сказать, что в наши дни в музыкальном образовании больше внимания должно уделяться гармонии. Это источник всего.