Выбрать страницу

Ула Мильман, первая флейта Королевского симфонического оркестра радио, Дания

Также читайте:

Первая флейта Berlin Staatskapelle Клаудия Штейн

Первая флейта Berlin Staatskapelle Клаудия Штейн

В современной музыке я чувствую особую свободу и способность делать вещи по своему. Меня это вдохновляет и позволяет найти новый подход и в традиционной музыке.

Я считаю себя интуитивным музыкантом. Мне всегда говорили, что я флейтист от природы. У меня никогда не было технических проблем, кроме стаккато. (Смеется) Но в последние 15 лет, у меня явно произошел процесс осознания. В основном это пришло благодаря преподаванию в консерватории. Я должна была найти способ показать студентам на практике то, что я делаю инстинктивно.

Мне повезло, что к этому времени я отработала в хорошем оркестре 20 лет. Причем со  многими хорошими дирижерами. На репетицию я всегда приношу с собою нотную тетрадку и все за ними записываю.

Во многом вдохновение и знания мне перепадают от моих коллег в оркестре. Например, одному из моих бывших коллег, гобоисту по имени Бьон Нильсон (Bjorn Carl Nielsen), предложили место концертмейстера в Берлинском филармоническом оркестре. Но он отказался, потому что хотел работать дома. Так что вы видите, какого уровня музыканты вокруг меня.

Возможно, для подписчиков сайта будет интересно узнать, что после девяти лет игры в оркестре я попала в музыкальный тупик. Наступило разочарование в том, что я не чувствовала никакого движения в своем развитии.

Слава Богу, мне кто-то сказал, что такой кризис  — это и есть Дверь для развития.

И я приняла решение начать учиться чему-то совершенно другому. Например ходить на уроки астрологии и мифологии. Теперь можно  с гордостью сказать, что я сертифицированный астролог.

А потом начался новый период. Я начала читать книги об исполнительских характеристиках периода барроко, классического периода. Сейчас на очереди романтический период.

Своим ученикам я уделяю очень много времени. Особенно с того момента, как я стала профессором в Королевской академии музыки Дании. Я представляю себя “открывателем” нового способа обучения. Ведь в течение многих лет только учитель мог говорить ученику, что ему надо делать.

Я тоже так делаю, но в то же время мои студенты участвуют в этом процессе одновременно с мною. С самого первого урока я пытаюсь нарастить их самооценку. Так что у нас постоянно идет двухстороннее обучение и это дает хорошие результаты.

Моя мечта, чтобы консерватория в Копенгагене стала общеизвестной.

А ЕСТЬ ЛИ У ВАС СВОЙ ОСОБЕННЫЙ МЕТОД, КОТОРЫй ВЫ ИСПОЛЬЗУЕТЕ В ОБУЧЕНИИ ВАШИХ СТУДЕНТОВ?

Да, есть, и я хочу написать об этом книгу. Мой метод основан на пении бельканто.

Я надеюсь, что  подписчики вашего сайта знают о Рампале. Считаю, что его игра это — бельканто. Все что он играет, все его фразы. Возможно я и старомодная. Это больше не стандарт в обучении во всем мире.

Я учу звуку, который не слишком широкий и не слишком узкий. Это звук, в котором есть и твердый центр и красивый блеск. Другими словами, я хочу, чтобы звук был похож на звук вокалиста.

Первые три месяца мои ученики играют упражнения бельканто, которые я получила от старого учителя пения из Парижской консерватории. Они очень простые и я люблю ими заниматься с учениками во время уроков. И ученики никогда не скучают и я в восторге от этих упражнений.

А чем больше вы как учитель пребываете в восторге, тем меньше будут скучать ваши ученики.

Я уверена, что ученикам всегда требуется много внимания. Но я часто слышала, как другие студенты говорили, что они просто приходят на уроки, где учитель дает им множество нот. И они идут домой заниматься.  Мне кажется, что такой подход не дает им достаточного внимания. Ведь им важно знать, как они могут это сыграть наилучшим образом. И им очень нравится, когда вы можете все это структурировать для них.

Одна из моих главных фраз в обучении: “Флейта — это легко”.

Например, у кого-то из учеников проблема с верхним Фа-диезом. И он боится играть эту ноту, потому что она звучит некрасиво. Обычно я говорю: Не волнуйся! Через 10 минут я тебя научу!

Да, я самоуверенна. Но еще я уверена в своих студентах. И что самое главное. Самоуверенность в своем собственном мастерстве может придать нашей профессиональной жизни больше уверенности. И это может вам даже понравиться.

Так что я советую всем студентам, которые хотели бы поехать учиться музыке в другую страну — приезжайте к нам в Копенгаген!

РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ГДЕ И С КЕМ ВЫ УЧИЛИСЬ ИГРЕ НА ФЛЕЙТЕ?

Мне очень повезло, что мой первый учитель был первой флейтой оркестра Королевского театра в Копенгагене. Я считаю, что это очень важно для начинающего музыканта. Но когда я закончила 9 классов, то решила, что хочу поехать учиться дальше в США.

Мне было всего 15 лет, так что моим родителям было важно найти не только хорошую школу, но и безопасный район. В конце концов меня определили в Школу искусств в Северной Каролине, где я училась у Филлиппа Дунигана. Мне очень понравилась американская школа, потому что у нее была хорошая структура. Это была новая школа, которая привлекла много хороших педагогов. И жить в Северной Каролине было намного дешевле, чем в Нью-Йорке.

 Эта часть моей жизни оказалась для меня, как для музыканта, очень важной. Я считаю, что мы, как музыканты, должны иметь жизненный опыт, чтобы потом выразить это через наши инструменты. Если вы никогда не чувствовали боль или радость, то как вы это можете показать в музыке?

И самое главное, что этих четырех лет в Америке мне хватило, чтобы выиграть мое первое прослушивание в оркестр.

Но у меня случился небольшой перерыв. Когда я вернулась из Америки, то бросила заниматься флейтой. Школа мне далась нелегко и очень меня утомила. Каждые три месяца у нас был зачет и если кто-нибудь получал ниже четверки, то им предлагался испытательный срок. В течение следующей четверти они должны были улучшить свою оценку. Если этого не происходило, то их просто исключали.

Мне повезло, у меня никогда не было такой проблемы. Я оказалась  конкурентоспособным человеком. Но конкурирую я только сама с собою.

С самого начала я поняла, что каждый флейтист играет по-другому и конкурировать с этим нет никакого смысла.

На каждом зачете мне ставили пятерки, что для других может показаться очень сложным. По американской системе нас не заставляли думать, нас заставляли просто все учить наизусть.

И это на самом деле научило меня быстрее учиться. Я бы сказала, что я не интеллектуал, но я очень хорошо умею анализировать. То, что я запоминала столько вещей наизусть, позволило мне видеть структуру и схемы. Мне это все очень помогает в моей оркестровой карьере и в моем преподавании.

Так вот, как я сказала раньше, я не захотела играть на флейте после моего возвращения. И целый год  работала в почтовом отделении и сортировала почту. Но спустя год я вдруг поумнела и подумала, что может быть играть на флейте все-таки лучше? Я не играла на флейте целый год и вдруг решила подготовиться к прослушиванию в Королевский театральный оркестр за три недели.

И хотя я получила контракт только на один год, но отработала полтора года. После чего решилась сыграть еще одно прослушивание в Aarhus, где не прошла даже первый тур. Мой прежний учитель позвонил в этот оркестр и спросил почему? Ему ответили, что я сыграла слишком сильно как солист.

Всего лишь три недели спустя после этого прослушивания, появилась вакансия в оркестре Радио Дании. Из-за того что я не прошла даже первый тур, я была уверена, что у меня нет никакого шанса. Но все равно чувствовала, что у меня есть что-то. И я решила пойти на прослушивание, чтобы показать им, чего они могут лишиться, если меня не возьмут.

Там было шесть туров – это было самое сложное прослушивание, о котором я когда-либо слышала. В жюри был сам Андреас Блау!

Не знаю как, но я проходила из тура в тур. Я постоянно смеялась и говорила всем: Скоро моя удача закончится! Думаю, что вашим читателям будет интересно узнать, что у меня до сих пор присутствует это ощущение.

В конце концов, я выиграла это прослушивание. Я была первой женщиной, которая стала концертмейстером всей духовой группы Danish National Radio Symphony Orchestra!

Концерт для флейты с оркестром Нильсона исполняет национальный симфонический оркестр Радио Дании под управлением Frühbeck de Burgos; солистка — Ула Милман: » Я знаю, темп очень медленный, но это последний концерт нашего дирижера и он хотел продлить жизнь как можно дольше….»