Выбрать страницу

Патрисия Моррис, профессор Королевской Академии Музыки, Лондон

 

Также читайте:

Первая флейта Berlin Staatskapelle Клаудия Штейн

Первая флейта Berlin Staatskapelle Клаудия Штейн

В современной музыке я чувствую особую свободу и способность делать вещи по своему. Меня это вдохновляет и позволяет найти новый подход и в традиционной музыке.

Как вы стали профессионально играть на пикколо?

Несчастный случай, на самом деле. В пору моей молодости люди не сосредотачивались на флейте-пикколо как сегодня. Стандарты были другие.

Я помню, что когда я училась в колледже, то играла на пикколо всего один раз. Мы репетировали концерт Бартока для флейты с оркестром. И я обнаружила, что должна буду играть на пикколо. А у меня даже инструмента не было и я не знала, как это играть! Колледж предоставил мне пикколо. И мне просто сказали: Сделай это!

После окончания колледжа я много работала фрилансером. Как-то раз я узнала, что будут прослушивания в Ливерпульский филармонический оркестр. На пикколо. Вот я и подумала, что хорошо бы мне туда попасть. Подала заявление. Потом уехала в отпуск. И в Бостоне я пошла в музыкальный магазин, где увидела Концерт Вивальди для флейты-пикколо с оркестром. Никогда я не видел его раньше. И тут  решила, что раз я собираюсь работать на пикколо, то мне нужно его купить! А когда вернулась, то обнаружила, что они поставили его на прослушивание!

Я должна была провалить это прослушивание. Ведь у меня не было ни малейшего представления, как играть на пикколо в оркестре.

Тогда нас было только трое претендентов. Сейчас  остаются 12 человек для окончательного выбора, что делает весь процесс намного длиннее. В среднем это занимает 2 года! В моем случае это не заняло слишком много времени.

Затем, после 10 лет работы, я поняла, что я не хочу оставаться в этом оркестре еще на 30 лет! И  тут подоспело прослушивание в Симфонический оркестр BBC. Булез (дирижер) в то время уже не был больше художественным руководителем оркестра, поэтому я подумала, что будет меньше современной музыки. Но я ошиблась!  Во всяком случае, я подала документы, как и многие другие известные флейтисты.

Я не скажу, что хотела этой  работы, потому что я еще не решила, хочу ли я переезжать.

Для меня видимо сработало то, что я все время думала, что не хочу этой работы. Возможно, это сработает для кого-то еще! Я знаю, это звучит ужасно. Но  вероятно это сделало меня менее заинтересованной. Все люди разные. И я не обязательно рекомендую думать так на вашем следующем важном прослушивании.

Как вы думаете, достаточно ли внимания уделяется обучению на пикколо в колледже сегодня?

Я думаю, что да! Не знаю ни одного колледжа, который не обеспечивал бы обучение на пикколо. Когда я начала преподавать в Манчестере, пикколо не преподавалось нигде. Довольно много моих учеников сразу получили работу.

Я считаю, что важной частью  обучения игры на пикколо являются непосредственно концерты. Обязательно идите и играйте.

Есть некоторые студенты, которые очень способны от природы. Но большинству из нас надо просто работать над тем, что нам необходимо. Мне повезло, я начала преподавать сразу после окончания консерватории. Потом ушел Geoffrey Gilbert  и пришел Trevor Wye, а я продолжила преподавать.

Как то раз мне пришла идея выяснить, какие различия в обучении игры на пикколо и на флейте.

Это ведь в основном один и тот же инструмент, только на октаву выше. Это и заставляет всех нервничать. Многие студенты даже не вынимают ее из футляра во время обучения в колледже. Конечно же. это очевидно, что играть им будет сложно.

Но если вы действительно вынули пикколо и спросили себя, что вы должны сделать, чтобы играть на октаву выше, то вы бы поняли, что это не очень трудно.

Так что я была очень заинтересована в том, чтобы понять, в чем заключаются эти различия. И помочь студентам преодолеть их.

Теперь, когда я ушла из оркестра на пенсию, я продолжаю заниматься на моей флейте. Но только если я собираюсь играть концерт камерной музыки или какой то другой концерт. Никакого давления. Просто немного камерной музыки с моими друзьями для аудитории в церковном зале. Я люблю это! Вот что я всегда хотела! Играть музыку. У меня было 30-40 лет высокой дисциплины. Я думаю, что этого вполне достаточно! [Смеется].

Как флейта развивалась на протяжении всей вашей карьеры?

Произошли большие изменения. Это действительно так.

Я думаю, что сейчас появилось больше людей с удивительной техникой.

На самом деле, если честно, самый верхний уровень музыкантов остался таким же. Я не думаю, что стандарты изменились. Но я думаю, что стремление к технике не всегда важно для музыки. Эти две вещи не обязательно идут рука об руку. Посмотрим правде в глаза. Музыкальное событие не состоится, если вам не хватает техники, чтобы это сыграть. Но погоня за техникой может стать самоцелью.

Есть некоторые музыканты, способные все это совместить. Например, есть фантастический греческий скрипач Leonidas Kavakos. Он может сделать все. И никогда, никогда не кичится этим. Leonidas всегда ставит свою игру на служение музыке.

По моему мнению, пианисты и струнники вырастают с более интересным репертуаром, чем флейтисты. И благодаря этому музыкально они развиваются  быстрее.

Я думаю, что очень важно для флейтистов ходить и слушать струнные квартеты, камерные ансамбли и т.п..

Насколько важно иметь хороший инструмент?

Давайте будем реалистами. Вам вряд ли поможет, если у вас будет плохой инструмент!

Пикколо улучшается все время и ваша жизнь станет намного проще, если у вас  будет хороший инструмент. Я должна признать, что я не хотела бы сидеть в концертном зале Barbican Concert Hall и играть на тех инструментах, с которыми студенты приходят на занятия. Вы сейчас на переднем крае, чтобы стать профессиональными музыкантами. И должны быть в состоянии сделать всё. В первую очередь вы должны быть трудоспособным.

Если вы не играете на пикколо все время, то вам действительно нужен инструмент, с которым у вас все получится. Короче говоря, вы не получите это за несколько сотен фунтов!

То, что вы играете на пикколо “Anton Braun”, значит ли это, что вы предпочитаете немецкие инструменты?

Да. Но я не думаю, что это обязательно верно для всех остальных. Я думаю, что люди склонны идти тем или иным путем (американским или немецким). Начинала я на “Rudall-Carte”, у которого было очень маленькое отверстие. Потом у меня была довоенная “Adler”. Её до сих пор использует в профессии один из моих студентов. Но когда я работала с симфоническим оркестром BBC, то я обнаружила, что играю высокие ноты Си и До почти ежедневно. А на “Adler” это было совсем не просто. Хотя она был фантастической для «нормальной» музыки! [Смеется].

Для меня главное, что флейтисты могут сказать в музыкальном плане.

Некоторые из них совсем ничего не могут сказать и трудно понять, как им помочь.

Хотя мы можем многому научиться, слушая великих музыкантов. Многие студенты вообще никого не слушают. А ведь можно просто пойти послушать флейтистов. Как развить чувство стиля и музыкальность? Кто-то должен помочь вам развить его на каком-то этапе вашей жизни!

Я считаю, что мне помогли мои учителя музыки в консерватории.

Если вокруг вас люди фантастически музыкальны, то это обязательно поможет вам.

Вы получите столько осмоса, просто находясь среди людей, которые красиво играют. Так что я думаю, что если вы это получите, то остальное приложится, но в первую очередь вы должны показать потенциал.